RU
EN
XI РОССИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ФОРУМ | САНКТ-ПЕТЕРБУРГ | ЭКСПОФОРУМ | 25–27 АПРЕЛЯ 2023

На РМЭФ-2022 обсудили низкоуглеродные способы генерации энергии и экологию

05.05.2022

В рамках РМЭФ-2022 НП «НТС ЕЭС» провело круглый стол «Стратегия устойчивого развития электроэнергетики, низкоуглеродные способы генерации, экология, тарифное регулирование».

К 2060 году Россия должна стать углеродно-нейтральной. А для этого, согласно Стратегии долгосрочного развития Российской Федерации, с низким уровнем выбросов парниковых газов, к 2050 году доля ТЭС, работающих на угле, в энергетике должна снизиться с нынешних 13 процентов до 5 процентов. ТЭС на газе – с 46 до 40 процентов. Доля возобновляемых источников энергии напротив вырасти до 13 процентов. Сейчас ветро- и солнечная генерация в выработке составляют меньше одного процента.

В настоящее время доля локализованного оборудования на вводимых ветровых и солнечных электростанциях в России соответствует установленных Минпромторгом России требованиям, отметил в своем докладе Руководитель центра интеллектуальных электроэнергетических систем и распределенной энергетики Института энергетических исследований Российской академии наук Павел Илюшин. Для солнечных электростанций фотоэлектрические модули выпускаются на нескольких заводах в России, один из которых находится в Новочебоксарске (Чувашия) и использует технологию производства отечественной разработки. При этом на большинстве построенных в стране и введенных в эксплуатацию солнечных электростанциях были применены инверторные станции зарубежных заводов-изготовителей. 

«Может ли российская промышленность производить инверторные станции для ветровых и солнечных электростанций? Конечно, может. В стране имеется несколько заводов, у которых есть необходимые разработки, однако выйти на рынок и занять на нем заметное место по разным причинам они так и не смогли. Системы управления инверторными станциями тоже производятся у нас, а вот с контроллерами и полностью управляемыми транзисторами – проблема, они в большинстве случаев использовались зарубежные», - отметил Павел Илюшин.

Тема импортозамещения для электростанций на основе возобновляемых источников энергии актуальна и ее следует последовательно решать. При этом важным для электроэнергетики остается вопрос выбора мест строительства и точек технологического присоединения ветровых и солнечных электростанций к энергосистеме. В ряде случаев выбор мощности и места размещения указанных электростанций создает серьезные проблемы в отношении их технологического присоединения и возможности управления режимами в энергосистемах, учитывая стохастический характер выработки электроэнергии. 

«За две минуты до 90 процентов мощности может сбросить крупная солнечная электростанция, когда на нее заходит грозовой фронт, как показывают фактические результаты замеров вырабатываемой мощности. Кто должен скомпенсировать выбывающую мощность? Традиционные тепловые электростанции, на которые вынужденно ложится вся нагрузка и которые в ряде случаев не имеют высокоманевренных мощностей и вынужденно работают в экономически неэффективных для себя режимах», – привел пример Павел Илюшин. – Интеграция электростанций на основе возобновляемых источников энергии без корректного решения технических вопросов неизбежно будет приводить к повреждению электросетевого оборудования и нарушению электроснабжению потребителей. Но при этом нельзя утверждать, что электростанции на основе возобновляемые источники энергии плохие. Следует грамотно, на основании многовариантных расчетов, выбирать их предельные мощности, планировать их территориальное размещение и технологическое присоединение к распределительным или магистральным электрическим сетям. Некоторые скептики в настоящее время высказывают мнение, что в России достаточно традиционной генерации, поэтому давайте вообще перестанем развивать возобновляемую энергетику. Но нужно понимать, что в России за последние десять лет создан сектор промышленности, ориентированный на производство оборудования для солнечных и ветровых электростанций, в котором задействовано около 20 тысяч персонала, построено несколько новых заводов, на которых локализовано производство оборудования зарубежной разработки. Теперь 20 тысяч персонала следует оставить без средств к существованию вместе с семьями и детьми? Это не подход к решению данного вопроса. Надо очень аккуратно продолжать развивать отрасль возобновляемой энергетики, выявляя проблемные вопросы, разрабатывать и реализовывать организационные и технические мероприятия. А также следует определиться с предельными объемами электростанций на основе возобновляемых источников энергии для каждой энергосистемы, с учетом их особенностей, чтобы не создавать лишние проблемы».

Гидроэлектростанции – одни из тех традиционных электростанций, кто могли бы участвовать в компенсации нестационарности выработки ветровых и солнечных электростанций при отсутствии или минимальном поступлении первичных ресурсов. По потенциалу гидроэнергетики, как констатировал генеральный директор «Института Гидропроекта» Евгений Беллендир, Россия занимает второе место в мире после Китая. По освоению энергии рек только пятое: на первой позиции Китай с ежегодной выработкой 1355 тераватт в час, на втором – Бразилия с ежегодными 396 тераватт часов, потом Канада, у которой 384 тераватт часов, США – 291 тераватт часов. В России в год все ГЭС производят только 207,4 тераватт часов. Все это означает, что потенциал освоен только на 12 процентов.

«Причина в том, что большая гидроэнергетика в России и СССР была приостановлена в конце 80-ых годов в связи с переходом сначала на нефть, потом на газ, уголь был всегда. Соответственно, к началу 90-х годов ни одного крупного объекта не реализовалось. Вторая причина – объекты расположены на Востоке, а потребители – на Западе. Многие наши генерирующие мощности потенциально заперты из-за дорого сетевого строительства», – объяснил Беллендир.

Потенциальной возможностью для «запертой на Востоке» гидроэнергетики России выглядит производство водорода. Оно должно составить, по планам Правительства, от 15 до 50 миллионов тонн в год в 2050 году. По оценке Беллендира, потенциал гидроэнергетики для производства 15 миллионов водорода есть.

«Если транспортировка и хранение будут сопоставимы или ниже, чем для передачи мощностей сетями, то тогда это становится актуальным. Если нет, то мы оказываемся в сложной степени реализации и эффективности», – добавил Беллендир.

Еще одной перспективой для низкокарбонной энергетики выглядят технологии улавливания углекислого газа. В России такие есть, как уверяет заведующий лабораторией специальных котлов Всероссийского теплотехнического института Георгий Рябов.

«Многие считают, что у нас вообще нет никакого опыта улавливать углекислый газ. На самом деле мы вместе с «Подземгазпромом» и институтом Губкина 10 лет назад провели первое такое исследование. Многие думают, где его захоранивать потом? В России одни из наилучших условий в мире для сохранения CO2. Причем эти условия по большей части относятся к Подмосковью. Тот же «Подземгазпром» имеет колоссальный опыт захоронения обычного природного газа, а его хранить тяжелее, чем СО2», – заметил Рябов.

Углекислый газ может быть не только пассивом, но и активом для бизнеса. В США его уже применяют для увеличения нефтедобычи. Рябов считает, что американский опыт был бы востребован в Татарстане, Башкортостане, Оренбургской области и Поволжье.
«Его можно закачивать в бедные нефтяные скважины, получая дополнительный эффект. Эта разработка просто просится, чтобы реализовать ее в пилотном проекте», – считает эксперт. 

Начальник Управления программ устойчивого развития «РусГидро» Александр Краевой считает перспективным и введение углеродных единиц - они не облагаются налогами.

«Это делает их обращение довольно комфортными для компаний, – констатировал спикер. – Их можно использовать для снижения собственного углеродного следа и для биржевой торговли. Буквально на прошлой неделе стало известно, что Санкт-Петербургская биржа будет заниматься вопросами реализации углеродных единиц. Но можно и заключать прямые договоры непосредственно с компанией, которые заинтересованы в их покупке. Самый большой рынок на сегодня будет на Сахалине. Там будет вводиться эксперимент по торговле этими квотами. Есть понимание, что очень многие энергогенераторы будут в них заинтересованы».

Самый большой рынок торговли углеродными квотами находится не так далеко от Сахалина – в Китае. В обороте Поднебесной – 4,5 миллиона тонн СО2, это, не считая торгов на добровольных биржах. Развивается система торговли углеродными единицами, как добавил Краевой, и в Японии. «Самый актуальный вопрос – это взаимный учет этих единиц между странами. Но это вопрос переговоров», – заключил эксперт.

круглый стол НП «НТС ЕЭС».